Новости

Один частный детектив – в поле не воин

На вопросы корреспондента медиапортала «Хранитель» отвечает Ю.Г.Гергель, директор консалтинговой компании ООО «Сканнер», президент Ассоциации спортивного контактного боя (АСКБ).

– Юрий Григорьевич, мы знаем вас как человека, который много лет занимается детективной деятельностью. Сейчас в Москве по многим радиостанциям и в прессе распространяется информация о том, что пропала девушка – Ирина Артёмова 22 лет. 13 сентября она выходила из тренажёрного зала при МГУ в районе 6 вечера. Созвонилась с подругой и с мамой, сказала, что едет домой. Домой так и не вернулась. Указываются приметы: рост 176 см, волосы светло-русые, глаза голубые. Особая примета: на левом запястье и на внешней стороне предплечья татуировка – надпись на латинском. Была одета в бежевое трикотажное платье, чёрные лосины, бежевую кофту из искусственного меха, чёрные ботильоны. При ней была большая бежевая сумка. Всех, кто видел или может сообщить какую-либо информацию о местонахождении Ирины, просят сообщить по телефонам: 8-929-678-17-40 (координатор), (495) 646-86-39 или 02. Сообщается также, что нужна помощь добровольцев. Вы, как детектив, могли бы чем-то помочь в этой ситуации?

– Есть детективы, которые занимаются розыском пропавших. Но эффективность их усилий, увы, невелика. Потому что розыск пропавшего лица подразумевает действия группы лиц. А на сегодняшний момент российский детективный бизнес представлен сыщиками-одиночками – этакими шерлок холмсами. И большого потенциала у них нет. Дело в том, что детективы не имеют никаких процессуальных прав. По закону мы можем только оказывать помощь работниками розыскных отделов правоохранительных структур, которые осуществляют официальный поиск пропавшего лица. Можно сказать, что мы действуем лишь как квалифицированная общественность. Хотя почему «мы»? Я уже не детектив. К сожалению.

– Что произошло?

– Наша компания «Сканнер» был объединением частных детективных предприятий (или детективным агентством) с 1993 года по 2010, то есть 17 лет. Но в связи с внесением изменений в закон о частной детективной и охранной деятельности такая юридическая форма как «объединение частных детективных предприятий» перестала существовать. В связи с этим лицензия на «Сканнер» была отобрана. И мы перерегистрировались как консалтинговая компания. Так что теперь по закону мы не имеем права заниматься детективной деятельностью.

– То есть частные детективы в России фактически прекратили своё существование?

– Детективы-одиночки, действующие как частные предприниматели, существуют. В законе осталась только такая форма. Но это – не совсем, а точнее совсем не то, что нужно. Дело в том, что давным-давно, когда я увольнялся из органов внутренних дел, с выходом первого закона о частной детективной и охранной деятельности, я думал, рассчитывал, что детективный бизнес можно построить серьёзно. А серьёзный детективный бизнес, в моём понимании, это коллектив. Мощный коллектив единомышленников. И именно таким в 1993 году мы создали своё объединение частных детективных предприятий «Сканнер». В нём было до 50 детективов. Вы представьте, какая это сила! В таком составе в те трудные 90-е годы и в начале 2000-х мы оказывали квалифицированную помощь. Не частным лицам. Мы работали с большими компаниями. И оказывали им полный комплекс услуг.

– Например, какие именно услуги вы оказывали?

– Фактически мы были наёмной службой безопасности. Заключая договор с юридическим лицом, мы брали на себя блок режимных мероприятий (внутренние расследования, проверка поступающего персонала), блок контрразведки, экономической, конечно (проверка контрагентов, выявление недобросовестных предпринимателей) и прочее. То есть мы предоставляли предприятию хоть какие-то гарантии от мошенничества. Во времена бандитского беспредела мы были, так сказать, барьером между предпринимателями и бандитами, а это было актуально до конца 90-х. Кроме того, пытались смягчить удар правоохранительной системы на наших клиентов.

– Чем вы отличались от внутренней службы безопасности предприятия?

– Тем, наверное, что мы дорожили своим имиджем, для нас каждый клиент был дорог. Мы не могли предать ни одного из своих клиентов. К сожалению, 20-летняя история существования негосударственной сферы безопасности позволяет констатировать, что основные предательства фирм совершали сотрудники «карманных», то есть внутренних служб безопасности – люди, которых кормили с ложечки, которые работали на хозяина и при этом продавали его.

– Как вы думаете, чем объясняется принятие этой меры в законе – о ликвидации детективных объединений?

– Как сыщик, я могу только выдвигать версии. Первая такова: не секрет, что следственный оперативный аппарат, который существует в современной полиции, а раньше существовал в милиции, получая символическую зарплату, вынужден на стороне зарабатывать на сносное существование своей семьи. И в этом плане конкуренты в нашем лице им совсем не нужны.

Вторая версия: по зарубежному опыту такие крупнейшие частные разведсообщества, как «Пинкертон» и прочие, нередко проводят независимые расследования по заданию государственного сектора. В России серьёзные детективные объединения тоже могли бы проводить свои собственные расследования – к примеру, по коррупционной составляющей любого чиновника. И это им тоже абсолютно не нужно.

– Официально вы больше не детектив, но вы ведь можете заниматься детективной деятельностью единолично?

– Нет! Пока ситуация не изменится, возвращаться в детективный бизнес – легальный – не имеет никакого смысла. Потому что я рассчитываю на создание серьёзной структуры. Сейчас же рост детективного бизнеса ограничили индивидуальным частным предпринимательством, то есть уровнем лавочников 90-го года. А это неинтересно.

В своё время мы пытались организовывать филиалы нашей компании в других городах. И даже успели создать два таких филиала под одним брендом. Мы хотели стать настоящей детективной сетью и оказывать серьёзные детективные услуги.

Главное, что всегда было необходимо бизнесу, – это экономическая разведка. Но сейчас, в условиях кризиса, денег у бизнесменов нет. И первое, что они при кризисе стали сокращать, это финансирование системы безопасности. Прискорбно, но это факт.

Поэтому сейчас в нашей консалтинговой компании осталось немного старых юристов – сыщиками мы себя уже не называем. Мы консультируем коммерсантов в сложной обстановке, но считать себя полноценными детективами, к сожалению, не можем.

– Можно ли изменить эту ситуацию в ближайшее время?

– Беда в том, что у нас идёт внутренний конфликт между частными структурами безопасности и государством. Государство не хочет считать нас полноценными партнёрами. Что, на мой взгляд, очень недальновидно. Иногда, когда я встречаюсь с действующими сотрудниками правоохранительных органов, я говорю им: ребята, вы пилите сук, на котором сидите. Молодость – это такая пора, которая быстро проходит. Завтра вам придётся уйти на пенсию, а вы уничтожаете сектор экономики, в котором могли бы потом работать. Ведь жить на пенсию, которую предоставляет нам государство, нереально. Поэтому российский человек должен работать, пока его ноги носят.

– Каким вы хотели бы видеть будущее сферы негосударственной безопасности?

– Сейчас нас пытаются развести по разным углам – охранный и детективный бизнес. В моём представлении, будущее – за созданием холдингов безопасности, в которых вместе существуют:

– детективное агентство (не частные детективы, а именно агентство – сильная, большая структура),

– два-три ЧОПа, которые специализируются один на объектовой охране, другой – на личной, третий – на перевозке грузов,

– адвокатское бюро…

То есть это система, где клиент может в одном флаконе купить все услуги по безопасности разом. Государство боится, наверное, создания именно таких холдингов. Потому что это реальная сила. И поэтому нас дробят. Разделяй и властвуй – закон природы.

– В рамках мероприятий, которые запланированы к 20-летию сферы безопасности, можно ли эти ваши идеи где-то озвучить, реализовать в какие-то документы?

– Одно время я очень активно участвовать в круглых столах. Надеялся, что наши голоса могут быть кем-то услышаны. Но сегодня у меня такой уверенности нет. Поэтому я просто поддерживаю всех своих коллег, которые работают в негосударственной сфере безопасности, потому что я считаю себя сыщиком – это уже пожизненно. Ну, а как будет дальше, поживём – увидим.

– Спасибо, Юрий Григорьевич, за очень интересную и полезную беседу.